Психотерапевт Екатерина Кричевская: “Ваши красота и молодость напрямую зависят от вашего ментального здоровья”


Ментальное здоровье — вопрос актуальный всегда и для любого общества. Однако для России это все еще сложная тема, потому что у многих до сих пор сильна ассоциация с советской “карательной психиатрией”.

Мы пообщались с психотерапевтом Екатериной Кричевской, чтобы развеять этот устойчивый миф-страшилку и показать человеческое лицо психотерапии. 

фото:

— Екатерина, расскажите, пожалуйста, как вы пришли в эту профессию? 

— Я из семьи врачей. Моя бабушка — врач, родители — врачи. Мама — психиатр, психотерапевт. Так что я о психиатрии и психотерапии слышала с пеленок и к 18 годам уже приличную часть профессиональной литературы прочитала. И никогда не было сомнений, куда я пойду учиться. Сначала я училась в медицинском лицее, а потом я решила переехать в Санкт-Петербург, потому что очень люблю этот город. Поступила в Санкт-Петербургскую Педиатрическую Академию, затем интернатура, ординатура по психиатрии. Затем обучение психотерапии, психоанализу, психологии в различных ВУЗах, постоянное повышение квалификации. 

— У вас сложная профессия, с высоким риском эмоционального выгорания. Как вы справляетесь с этим?

— Мы лечим собой, своей душой. И, конечно, препаратами, когда необходимо. Поэтому я считаю, что очень важно самому психотерапевту получить опыт личной терапии. Я проходила ее у двух терапевтов, мужчины и женщины. В моей работе многое зависит от того, в каком ты состоянии, в каком настроении, как у тебя жизнь складывается. Если у тебя где-то “слепые пятна” или какие-то проблемы, то не всегда ты сможешь помочь другому человеку с таким же проблемами, пока сам их не решил.

— Можете привести пример?

— Возьмем деньги, например. Я сейчас пытаюсь выйти на другой уровень дохода. Понятно, что в этом я не очень-то смогу сейчас помочь кому-то с такой же проблемой. То есть, если человек придет ко мне с запросом “Я достиг своего финансового потолка. Что делать дальше?”, я чисто теоретически могу с этим поработать, потому что вся литература-то прочитана, но это будет не по-настоящему, понимаете? Потому что у меня точно такая же проблема и мне самой нужна помощь, чтобы в ней разобраться.

Работа психотерапевтом накладывает на тебя определенные обязательства: работа над собой, саморазвитие, высокий уровень образованности и эрудированности, ведь психотерапевт работает с людьми разных профессий, менталитетов и даже религий. А чтобы не случилось эмоциональное выгорание,  нужны определенные условия: вовлеченность, заинтересованность, удовлетворение результатами плюс адекватная обратная связь (признание, оплата).

— Это правда, что вам не досталась должность главного врача из-за работы на телевидении?

— Да, это довольно смешная история. Я несколько лет работала в детской психиатрической больнице, где заведовала дневным стационаром и занималась в основном детьми с РАС. Ее главный врач собирался уходить в другое место, поэтому хотел меня рекомендовать вместо себя. А я параллельно уже на телевидении много выступала и у меня было то, что сейчас называют, медийностью. И вот я прихожу на собеседование к министру здравоохранения. Не так, как я обычно хожу, а нарядилась в строгий костюм. Торжественно зашла к нему в кабинет, что-то о себе рассказывала, о своей карьере и заслугах, а он меня спрашивает: “Катерина, вы себя в зеркало видели?” Я отвечаю: “Да, смотрюсь, бывает.” Он в ответ — “Идите-ка вы лучше в шоу-бизнес. Какой из вас главный врач? Это не очень подходящее для вас место.” Посмеялись, в общем, но на позицию главного врача меня в итоге не взяли.

— А как вы попали на телевидение?

— Ой, я вечно куда-нибудь попадаю, это правда. Как-то везло мне всегда со знакомствами. Думаю, меня приглашали на телевидение, потому что я публиковалась в разных рекламных изданиях, в газетах, в “глянце”, давала комментарии, выступала на радио. То есть меня знали и звонили, если нужно что-то прокомментировать, в новостях или где-то еще, в качестве молодого эксперта на тот момент. В итоге я проработала больше 10 лет в качестве эксперта в прямом эфире утреннего шоу, отвечая на вопросы телезрителей. 

— Вы упомянули, что телевидение сделало вас публичной персоной. Вас это не напрягает?

— В принципе, публичность мне нравится. Не могу сказать, что наслаждаюсь этим, но мне нравится бывать на людях, с кем-то знакомиться, общаться в новых местах, узнавать и делать что-то новое. Хотя, когда меня куда–то приглашают, во мне поднимает голову интроверт и моя первая мысль: — “Да зачем мне это?! И так, как есть, хорошо, ведь придется что-то делать, лень и т.д.» А следующая мысль уже — “Нет, надо пробовать, надо развиваться”, потому что, если ты не развиваешься какое-то время, то сначала стагнация, потом деградация. Это неизбежная история. Чтобы мозг работал, нужно всё время что-то новое делать.

— Что приносит вам удовольствие, делает вас счастливой?

— Я очень люблю общаться, всегда с интересом относилась к людям, что может быть интереснее, чем внутренний мир человека, это как космос! Поэтому моя работа приносит удовольствие. То есть можно сказать, что я занимаюсь тем, что люблю, а это оказывается еще и работа.

— Есть ли в вашей работе что-то, что вам не нравится?

— Единственное, что я не люблю, — это возиться с документами. А сейчас внутри системы здравоохранения документооборот становится все больше и больше. Бывает, большая часть дня уходит на то, что я подписываю документы, договора, знакомлюсь с приказами, а также веду медицинскую документацию. 

— В вашей жизни столько всего произошло и происходит сейчас. Вы, как локомотив, все время стремитесь вперед. Откуда вы черпаете на это энергию?

— От людей, примеры некоторых людей вдохновляют, друзей, семьи, люблю сходить в ресторан, вкусно поесть, люблю путешествия, особенно мне нравится эффект безвременья, как я его называю, когда ты еще не там, но уже не здесь, помогает перезагрузиться, различные вид искусства. Еще периодически мне важно побыть одной и какое-то время ничего не делать, хоть об этом сейчас и не модно говорить. Обожаю книги. Когда я читаю, я чувствую себя счастливой и вдохновленной. 

— С чем связаны ваши хобби?

— С музыкой и танцами. Всю жизнь занимаюсь этим. Закончила десятилетнюю музыкальную школу. Сейчас занимаюсь вокалом и даже немного выступаю. Есть авторские песни, но пока не для широкой публики. Еще балетом занимаюсь, встала на пуанты, несмотря на то, что довольно поздно начала, во второй половине жизни. Сейчас мне нравится ходить на йогу, без фанатизма: растяжка, асаны, дыхание, без сильного внедрения в философию аскетизма и особую систему питания.

— Вы великолепно выглядите. Если к вам придет женщина и скажет: “Я хочу выглядеть также.”, вы сможете помочь с этим?

— Во многом, конечно, наш внешний вид — это генетика. Меня, как, и любую женщину, интересуют темы красоты и молодости. Также у меня есть сертификат анти-эйдж-специалиста. Я иногда обсуждаю бьюти-темы в своем Инстаграме — питание, косметика и т.д.. Правда, мне не очень близок поверхностный подход — “Спите семь часов в день, правильно питайтесь, занимайтесь спортом и эффект гарантирован”. Этого везде полно и не очень интересно. Меня интересует связь между состоянием здоровья и состоянием души. Насколько человек удовлетворен своей жизнью, и, если — нет, то почему так. И как на это повлиять при помощи психотерапии, питания, образа жизни, косметики и спорта.

— Получается, что вы как анти-эйдж психотерапевт помогаете людям молодо выглядеть? Можете описать какой-нибудь конкретный случай из своей практики?

— Конечно. Например, когда человек находится в депрессии или психотическом состоянии, его внешний вид очень от этого зависит (могут быть проблемы с весом, он не следит за собой, плохо выглядит: состояние кожи, волос, неопрятная одежда). В процессе терапии мы наблюдаем преображение как внутреннее, так и внешнее. Иногда до и после — это совершенно два разных человека. Правильно подобранное лечение способно изменить внешний вид человека до неузнаваемости. Люди начинают сами себе нравиться, просто красавцами становятся. Это удивительно!

—  Какие у вас цели? К чему вы стремитесь? Куда движетесь?

—  Я не знаю, куда иду. Все мы придем к одному и тому же, но не будем о грустном. Я учусь быть в неопределенности. Думаю, стоит убрать результат или конечную точку как категорию из своего мышления. Куда большее значение имеет процесс. Процесс созидания. Когда ты себя понимаешь, то создавать становится потребностью. Создавая, мы приближаемся к Богу. Созидая, можно менять мир вокруг себя. Менять мир — это не только быть политиком или дипломатом, это подружиться со своей «Тенью» (темной стороной своей личности по К. Юнгу). Тогда и мир изменится. 

— В чем ваша миссия? 

— Как можно больше помочь в индивидуации, в поиске своего пути как можно большему количеству людей. Человек, понимающий свой путь, знакомый со своей «Тенью», умеет ее использовать на благо себя и мира, находится в гармонии с собой и миром без проекций. Такой человек стремится не к разрушению, а к созиданию за счет проработки зависти, ревности, продуктивного использования агрессии, ее творческой составляющей. Иными словами, мне хочется помочь людям почувствовать себя лучше, научиться управлять эмоциями, разобраться со страхами, продуктивно мыслить. 

— И последний вопрос — расскажите о своих профессиональных планах?

—  Возможно, написать книгу, популяризировать научную психотерапию и психологию, осветить возможности для клиента, поделиться знаниями в форме “вопрос-ответ” на актуальные темы для большинства, где будут и простые жизненные вопросы, и экзистенциальные, связанные  с кризисами, духовностью, с прошлым и как все это интегрировать в настоящее. 

Как видите, хороший психотерапевт начинается с неподдельного интереса к людям и огромной любви к жизни. К этому прилагается честность с собой, профессионализм и наполненная событиями жизнь. Это — такой же человек, как и все мы, и к нему можно обратиться за помощью в кризисный момент. 

Мы благодарим Екатерину за столь искренее интервью. И желаем ей преуспеть во всех направлениях ее деятельности и во всех начинаниях. 

Сайт: https://krichevskaya.ru/

Добавить комментарий